Неогеография: загадки пространства-времени

Открытость космоснимков в России: десять лет спустя

Вторник, 23 Декабрь 2014 22:54

 Евгений Ерёмченко

17 декабря 2014 года Правительство РФ приняло постановление "О публичном использовании данных дистанционного зондирования Земли из космоса, получаемых с зарубежных космических аппаратов и российских космических аппаратов гражданского назначения". Постановление, подписанное Председателем Правительства Российской Федерации Медведевым Д.А., ещё больше проясняет государственную политику в области дистанционного зондирования Земли из космоса. Увы, не до конца.

 

 

 

 

Текст документа, обнародованного на сайте Правительства 20  декабря 2014 года, столь лаконичен, что может быть приведен полностью: 

Постановление №1390

Правительство Российской Федерации п о с т а н о в л я е т :

Установить, что данные дистанционного зондирования Земли из космоса, получаемые с зарубежных космических аппаратов и российских космических аппаратов гражданского назначения, отнесению к государственной тайне не подлежат и публично используются в соответствии с законодательством Российской Федерации. 

Комментарий

Значение данного постановления не столько в окончательном снятии проблем с доступом к космоснимкам в России, сколько в его юбилейном характере - спустя полгода проблема открытости космических ДДЗ в России отметит свой юбилей. Необходимость открытия доступа стала очевидной в России в июне 2005 года, когда практически одновременно появились два новых общедоступных сетевых сервиса: картографический геопортал Google Maps и геоцентрический сервис Google Earth. В обоих сервисах общегеографический контекст был представлен не привычными до той поры картами, географическими или топографическими, но не опосредованными условностями, документально точными изображениями - космическими и аэроснимками; с этой поры термин "данные дистанционного зондирования" перешёл из узко профессиональной лексики в разряд общеупотребительной.

Популярность новых сервисов росла беспрецедентными темпами: за первые пять лет количество пользователей только лишь сервиса Google Earth достигло 700 млн., а ещё годом спустя, в 2011 году превысило миллиард. Простых посетителей из разных стран мира явно не смутила замена карт космоснимками - скорее, обрадовала. Это противоречило всей логике развития картографии, целью которой было как раз превращение "сырого" материала вроде космоснимков в продукт, представляющий действительность уже не в очевидном виде, но в виде условном - опосредованном всё более и более абстрактными условными знаками. В попытке осмыслить происходящее было введено понятие о неогеографии; затем проблема была интерпретирована в терминах семиотики. Стало ясно, что за внешне, казалось, бы сугубо практическим феноменом неогеографии скрывается глубокая научная проблематика.

Но пока теория пыталась поспеть за технологиями, те развивались своим чередом. 

Стремительно росло количество спутников дистанционного зондирования, улучшались их характеристики, а вместе с ними - качество восприятия визуальной информации. Космоснимки изменили принципы организации систем управления - наконец, на практике были реализованы принципы ситуационной осведомлённости и сетецентричности. Мировой рынок высокодетальных ДДЗ с рекордными характеристиками вопреки всякой рыночной логике монополизировала одна-единственная американская компания - верный признак исключительной значимости космоснимков в обеспечении глобального доминирования.

В этой ситуации неопределённый статус космоснимков в России стал очевидным анахронизмом - ведь с 2005 года высокодетальные космоснимки стали доступны каждому, в том числе и в России. Но с картографической точки зрения свободный доступ к ним нельзя было не закрыть - их информационная насыщенность и достоверность не шли ни в какое сравнение даже с лучшими топокартами. Это и делалось.

Борьба двух подходов продолжалась десять лет; об её перипетиях писал, в том числе, и портал "Неогеография". Текущим итогом этой борьбы стало постановление №1390. Его важность несомненна - правительство вновь декларировало свои благие намерения. Но декларация скрывает конкретику.

Во-первых, постановление стимулирует продажи зарубежных космоснимков в ущерб продажам космоснимков, полученных отечественными и союзными нам аппаратами. Дело в том, что термин "российские космические аппараты гражданского назначения" не раскрыт, а зарубежный опыт учит, что любой хороший спутник ДЗЗ не может не иметь как минимум двойного назначения. В ситуации неопределённости с множеством назначений конкретного спутника пользователю проще перестраховаться, и купить снимок зарубежный.

Во-вторых, отсутствуют физическая и метрологическая основы отнесения космоснимков к открытым или, наоборот, не вполне открытым. Например, в США сохраняются ограничения на открытый доступ к космоснимкам по такому показателю, как пространственное разрешение - отдельно для панхроматических, мультиспектральных оптических и инфракрасных диапазонов. Без ясной констатации внутренней логики, которой руководствуется власть при отнесении космоснимков к тем или иным категориям, российская отрасль будет не развиваться, а рефлекторно реагировать на события, происходящие за рубежом - с очевидными для себя последствиями. 

В-третьих, не совсем понятен смысл выражения "публичное использование" космоснимков. Является ли таковым непубличное их использование - например, в личных или в корпоративных целях? Где проходит граница публичности? 

Пока сохраняется неопределённость в этих и иных вопросах, пользователям проще перестраховаться и перейти к закупкам исключительно зарубежных космоснимков. При этом наиболее пострадает перспектива коммерциализации наиболее эффективной и перспективной отечественной группировки спутников ДЗЗ, состоящей из российского аппарата "Канопус-В" и белорусского БКА.

В целом же постановление №1390 является очередным важным шагом на пути к достижению ясности и прозрачности в отношении использования космоснимков в России, а тем самым - и в области управления вообще. Не первым, не последним.

© "Неогеография" 2007-

Top Desktop version