Неогеография: загадки пространства-времени

Неогеография vs. картография. Часть 2

Четверг, 22 Июль 2010 22:36

Введение

Исследовательская группа "Неогеография" продолжает полемику о Неогеографии публикацией аналитического материала генерального директора компании «СканЭкс» Владимира Евгеньевича Гершензона, а также комментариев к нему. По специальной просьбе пресс-службы «СканЭкса» в материал не вносились никакие правки или исправления — кроме грамматических.

 

 Неогеография: браться за содержание, а не бороться за форму!

 

Сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?

Н.А. Заболоцкий

Снимки Земли из космоса прочно вошли в повседневную жизнь и с каждым годом становятся все более востребованным источником информации. Космическая съемка важна сама по себе, являясь актуальным и достоверным «слепком» состояния поверхности. Кроме того она используется для большого числа приложений: хозяйственных, промышленных, поисковых и др.

Картография и навигация относятся к числу уже ставших классическими примеров применения космосъемки как для составления, так и для актуализации материалов. Сегодня мы часто становимся свидетелями того, как люди, ранее непривыкшие и не умеющие ориентироваться по простейшим туристическим схемам, уверено выбирают нужную иконку на экране телефона или навигатора и движутся по городу или пересеченной местности, время от времени сверяясь со своим положением на космическом снимке. Спортсмены-парапланеристы сдают судье выполненное полетное задание в виде навигационного трека, а он проверяет и присуждает места, рассматривая 4-мерную модель (3D плюс время) на компьютере. Создаются геосоциальные сети, развивается эконавигация и пр. Лыжники уже недовольны тем, что приходится ориентироваться по летним, а не по зимним снимкам! Изменения происходят стремительно, и космическая съемка является как источником, так и заложницей этих изменений. Это связано с постоянной необходимостью углубления специализации, представления и освоения новых качественных и количественных результатов.

В то же время, совершенно понятна сила традиций. В классической картографии десятилетиями создавались удобные для понимания способы изображения территорий и объектов, разрабатывались масштабные ряды, картографические проекции и т.п.

 Конечно, на снимке можно не увидеть домик лесника, родник или лесную тропинку, скрытую кронами деревьев. Тем временем, это весьма важная для грибника или охотника информация. Однако, даже такой лидер российского информационного процесса, как Москва, не может позволить себе «дежурить» город в масштабе 1:500. Сегодня российская столица картирована в масштабе 1:2000. К примеру, столь важные для городского жителя данные о деревьях превращаются в «статистическую» информацию: половину срубили, а парк как был парком так и остался! В то же на снимке, не претендующем формально на высокую детальность (в лучшем случае М 1:2000 – 1:5000, а не 1:500!) можно учесть каждое крупное дерево (о чем будет рассказано в шестом номере журнала «Земля из космоса…»). Да и современная молодежь на сентенцию про домик лесника спросит: «Это что — POI [(point of interest) — места, которые могли бы представлять интерес для пользователя карты или системы навигации (АЗС, аптеки, памятники архитектуры и т.д.) - В.Г.]? Так что в этом сложного?».

 

Можно сколько угодно погружаться в тематические, технологические или терминологические дебри. Одна только «ситуационная осведомленность» вместо привычного «доложите обстановку» чего стоит! Не случайно говорят, что если дело доходит до терминологии, то значит, наука находится в кризисе. Думаю, стоит вернуться на «старт» и внимательно посмотреть вперед: станет ясно, что нужно делать и чего не стоит предпринимать сегодня!

 
 

Во-первых, важно научиться говорить на едином «геопространственном» языке (РИПД и т.п.). Открытыми остаются вопросы: данный язык должен быть унифицирован на внутристрановом или на международном уровне? Имеют ли место быть внутренние «автономии» (территории или ведомства)? Именно искусственные «заборы» (местные системы координат и т.п.) привели к тому, что вся энергия отечественной школы ушла на «трение». Сегодня необходимо пользоваться общими решениями (WGS-84 и пр.), либо открыть все формулы и ключи пересчетов, чтобы они автоматически встраивались во все технологические цепочки. Иначе не достичь однородности и односвязности пространства! Открытые библиотеки (OGC, GDAL) уже придали мощный импульс в решении этого вопроса. Их нужно де-факто признать за отправную точку отсчета!

Во-вторых, не стоит бороться за форму — надо бороться за содержание! Форма «придет» сама и будет диктоваться технологиями, рынком, экономической эффективностью и пр. Содержание должны создавать открытые базы (топонимика, адресные планы, графы дорог, базовые ортопокрытия и т.п.) в общепринятых стандартах с общепринятыми интерфейсами и условиями доступа. Все это создаст надежный фундамент для отправной точки дальнейшего развития и внедрения новейших технологий. Каждое ведомство, оператор, компания сможет сделать выбор, что предоставить по известному протоколу и что может оказаться полезным и быть востребованным обществом.

 

В-третьих, важно на государственном уровне создавать условия для скорейшего и качественного внедрения инноватики в геоинформатику. Не нужно заниматься самим процессом — стоит формулировать требования к конечному результату, проводить его объективную и качественную оценку и внедрять в повседневную практику!

 

Тогда, и только тогда, когда мы будем создавать с помощью собственных баз данных, умений и технологий новые для геоинформатики «порталы», мы станем по-настоящему интересны не только самим себе, но и миру!

 В.Е. Гершензон, генеральный директор ИТЦ «СКАНЭКС»

 


 

Неогеография, форма и содержание: комментарии

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с аналитическим материалом, переданным нам Владимиром Евгеньевичем Гершензоном - щедрая пунктуация. На полутора страницах текста содержится 11 восклицательных знаков. Их обилие, безусловно, придаёт тексту особую убедительность — восклицания лишь украшают аналитику.

Правда, за убеждающими вдумчивого читателя восклицаниями не вполне понятна позиция уважаемого автора по отношению к заявленной теме полемики — проблеме неогеографии и картографии как различных принципов работы с геопространственной информацией. Сам термин «Неогеография» встречается в тексте всего один раз, да и то в заголовке — правда, с неизменным восклицательным знаком.

Несмотря на эти стилистические особенности, впрочем не ухудшающие качество текста, статья, безусловно, интересна.

Её автор сам активно и плодотворно работает в области дистанционного зондирования — рынка, косвенно связанного с заявленной нами темой полемики. В этом качестве он неизбежно выражает ещё и групповую точку зрения.

Впрочем, материал интересен далеко не только этим.

Мы попробуем сначала отметить нуждающиеся в отдельных комментариях фрагменты присланного группе «Неогеография» текста, а затем — попытаться прокомментировать скрытую за восклицательным частоколом позицию автора, очевидно интересную и показательную, но самое главное — глубокую.

 1. Снимки Земли из космоса прочно вошли в повседневную жизнь и с каждым годом становятся все более востребованным источником информации. Космическая съемка важна сама по себе, являясь актуальным и достоверным «слепком» состояния поверхности. Кроме того она используется для большого числа приложений: хозяйственных, промышленных, поисковых и др.

Нет оснований полагать, будто «снимки Земли из космоса» вошли в нашу жизнь навсегда и тем более будут с каждым годом становиться всё более востребованным источником информации. Им на смену могут прийти новые виды данных.

Нельзя также полагать, что космическая съёмка «важна сама по себе». Рискнём допустить, что она как раз совершенно не важна сама по себе и обретает смысл лишь в контексте отдельных задач — в «большом числе приложений».

2. Картография и навигация относятся к числу уже ставших классическими примеров применения космосъемки... Изменения происходят стремительно, и космическая съемка является как источником, так и заложницей этих изменений. Это связано с постоянной необходимостью углубления специализации, представления и освоения новых качественных и количественных результатов.

Не совсем понятна содержащаяся в данном абзаце мысль. Картография — один из способов представления информации, а навигация — лишь одна из возможных форм использования этой информации для определения местоположения в пространстве, для чего, помимо карты, необходимо ещё и точное, достоверное, полное и целостное представление об обстановке. В калейдоскопе приведенных примеров встречаются как относящиеся к картографии, так и относящиеся к совершенно иному — неогеографическому — представлению. Несмотря на общую неясность пассажа, признание того, что космическая съёмка является заложником — настораживает.

3. Можно сколько угодно погружаться в тематические, технологические или терминологические дебри. Одна только «ситуационная осведомленность» вместо привычного «доложите обстановку» чего стоит!

Понятие «ситуационная осведомлённость» вообще-то не имеет ничего общего с привычным автору «доложите обстановку» — хотя бы потому, что не предполагает действия, тем более в повелительном наклонении. Мы не ассоциируем фундаментальные терминологические вопросы с «дебрями». Наоборот, только лишь в их анализе и можно обрести прозрачное понимание сути метода, и его возможностей.

Впрочем, нашу точку зрения разделяет чуть позже и сам автор — противореча предыдущему утверждению, в следующем предложении он пишет, что

4. Не случайно говорят, что если дело доходит до терминологии, то значит, наука находится в кризисе.

Смысл этой фразы предельно прозрачен. Действительно, обсуждение терминологии — лучший способ вывода науки из кризиса, коль она туда уже угодила. Именно поэтому мы и ведём данную полемику.


5. Думаю, стоит вернуться на «старт» и внимательно посмотреть вперед: станет ясно, что нужно делать и чего не стоит предпринимать сегодня!

Совершенно верно. Именно неспособность в терминах классической картографии описать новые реалии и обилие оксюморонов вроде «трёхмерных» и «навигационных» карт породило острую потребность в возвращении к «старту» - и обсуждению понятий фундаментальной для отрасли важности. Понятий о методе картографическом и методе неогеографическом.

6. Именно искусственные «заборы» (местные системы координат и т.п.) привели к тому, что вся энергия отечественной школы ушла на «трение». 

Не стоит забывать, что местные системы координат - не какие-то мифические "заборы", а единственно возможный в картографической парадигме метод создания высокоточных карт и планов. Отказаться от них можно лишь с переходом к иной, не картографической, парадигме.

7. Не стоит бороться за форму — надо бороться за содержание!

Этот «девиз скульптора» также не вполне понятен. Вряд ли нужно бороться за что-либо вообще, но всё-таки нужно прояснить для себя вопросы принципиальной важности. Ни «форма», ни «содержание» не придут сами по себе, «по щучьему велению» — эта Емелина парадигма научного творчества исчерпала себя ещё в сказочные времена. Её кто-то придумает за нас — обессмыслив в одночасье всё создававшееся нами «содержание».

8. Важно на государственном уровне создавать условия для скорейшего и качественного внедрения инноватики в геоинформатику.

Хочется надеяться, что в этой фразе подразумевается что-то очень хорошее — хотя в поисках значения термина «инноватика» впору затевать очередную полемику.

Обобщающие замечания

Как можно охарактеризовать сам текст? Естественно, он содержит большое количество фактов и утверждений, с которыми мы полностью согласны. Впрочем, зная самого автора, мы предполагали это изначально.

Есть утверждения, с которыми можно поспорить. Это нормально для полемики.

Но это — не главное.

В материале никак не представлена собственно позиция автора по заявленному в полемике вопросу — вопросу о соотношении двух принципов представления нашего мира, принципа картографического и принципа неогеографического.

Зато в нём есть одиннадцать восклицательных знаков.

Перефразируя автора, можно сказать, что если в аналитической и полемической записке на полторы страницы текста встречается одиннадцать восклицательных знаков — значит, дело в отрасли худо.

Но почему же мы изначально охарактеризовали присланный материал как интересный, показательный, а самое главное — глубокий?

Потому что, на наш взгляд, в нём выражена позиция автора по куда более глубокой, нежели заявленная в полемике, проблеме. Проблеме вполне гамлетовского масштаба.

 


Ждать чего-то или думать самим

Быть — или казаться? Смиряться с приходом новых «форм» извне — или создавать их самим? Погружаться ли в «терминологические дебри» - или плавать на поверхности? Надо ли бороться за форму, или хватит с нас и одного лишь содержания? Это мировоззренческие вопросы.

Автор утверждает, что "бороться за форму" не надо, форма придёт откуда-то сама. В этом — квинтэссенция авторской позиции.

Безусловно, "форма" придёт к нам рано или поздно извне, будем ли мы обсуждать принципиальные (терминологические) вопросы, или нет. Но возникнет она не сама по себе. Она появится как результат вдумчивого переосмысления фундаментальных вопросов и осознанного воплощения новых идей теми, кто не брезговал заниматься вопросами фундаментальной важности.

Конечно, новые «формы» не минуют нас в любом случае. Но, брезгливо отмахнувшись от фундаментальных и, следовательно, терминологических вопросов, мы можем в очередной раз лишиться возможности стать субъектами цивилизационного и технологического прогресса. Думать за нас будут другие — мы станем для них в лучшем случае лишь объектами.

Характерен в этом смысле призыв создавать содержание, не думая о форме. С этим вряд ли можно согласиться — мы противники очередного карго-культа.

Информация, вложенная в архаичные и зачастую нелепые формы, не только не станет «надёжным фундаментом для отправной точки», но и окончательно запутает всех и вся, приведя только к бесцельной растрате скудеющих ресурсов и хаосу в управлении страной.

Мы полагаем, что в России есть необходимый потенциал для глубокого и непредвзятого осмысления вопросов фундаментальной важности. Крупнейшим из таких вопросов является проблема появления нового метода работы с геоданными — неогеографии — и обусловленных этим изменений в восприятии мира.

Отказ от использования картографических условностей, предполагающих обязательное проецирование всей полноты информации на какую-либо поверхность и вдобавок сведение к её к ограниченному дискретному набору объектных слоев, кардинальным образом меняет образ мира — впервые как минимум за восемь тысячелетий.

Мир начинает восприниматься целостно, без опосредования какими бы то ни было условностями. Исчезает представление о границах как необходимом атрибуте бытия культур в мире. Стирается былая грань между картами географическими и картами топографическими. Появляется всеракурсность, а вместе с ней –и 3D-представление, внутрь которого стало возможно «входить».

Преимущества нового, не сводимого к картографическому, представления уже оценены человечеством — количество пользователей только одного лишь портала Google Earth вплотную приблизилось к миллиарду.

Перемены эти произошли не сами по себе — новый принцип воплотили и воплощают в продуктах те, кто не побоялся пересмотреть фундаментальные принципы работы с геоданными. Отказавшись от осмысления перемен и предвидения новых тенденций и надеясь успеть в новый век с совершенно неадекватным его реалиям содержанием, мы отказываемся от участия в прогрессе вообще и ставим под угрозу судьбу России..

Впрочем, и Владимир Евгеньевич Гершензон периодически указывает в своём тексте на необходимость «вернуться на «старт» и внимательно посмотреть вперед». А значит, мы солидарны с ним в том числе и в этом. Бессмысленно заполнять содержанием недостаток форм. Сперва надо оглядеться.

 группа "Неогеография"

© "Неогеография" 2007-

Top Desktop version