Неогеография: загадки пространства-времени

GEOINT: смена парадигмы

Пятница, 10 Декабрь 2010 21:18

В США начался интенсивный процесс осмысления коренной трансформации уже не просто технологий, но самой географической парадигмы.

9 декабря 2010 года проблема смены парадигмы в географии обсуждалась на вебинаре, организованном университетом штата Пенсильвания (США), компаниями Directions Media и Booz Allen Hamilton. Вебинар прошёл под откровенным названием «A Paradigm Shift in Geospatial Intelligence?».
На вебинаре выступили:

  • Тодд Бакастов (Todd Bacastow), профессор практик геопространственной разведки, университет штата Пенсильвания;
  • Тед Коп (Ted Cope), руководитель службы задач особого характера (Special Function Executive), NGA;
  • Сьюзен Кэлвейт (Susan Kalweit), директор (Principal) компании Booz Allen Hamilton, аналога RAND Corporation;
  • Макс Бэбер (Max Baber), директор академических программ USGIF. 

Стоит отметить участие в семинаре одного из руководителей компании Booz Allen Hamilton, являющейся менее известным в России, но не менее эффективным аналогом RAND Corporation

Рассматривалась проблема смены парадигмы в области работы с географической информацией, обусловленная исчерпанностью парадигмы картографической и необходимостью перехода от работы с так называемыми «геоданными» к работе с пространственным и временным аспектами данных любой природы.

И хотя проблему смены парадигмы обсуждали специалисты по геопространственной разведке (GEOINT), она очевидным образом носит предельно широкий характер, поскольку речь идёт о смене принципов нашего бытия в мире вообще. Более того – о смене, уже состоявшейся на наших глазах.

Эту ситуацию обозначил уже первый выступающий – Тодд Бакастов, заявивший о наступлении «новой эры» в работе с геопространственной информацией. Он же предложил формулировать проблему в терминах теории «научных революций» Томаса Куна. В своей ставшей классической работе «Structure of Scientific Revolutions» Кун показал скачкообразный характер эволюции науки – периоды кардинальной перестройки концептуальных основ перемежаются периодами «нормальной науки», в которые развитие осуществляется сколь-нибудь предсказуемо и последовательно. В чём суть новой «нормальной науки» в географии?

Естественно, научная революция предполагает нечто большее, нежели просто расширение предметной области. Чётче всего обозначила этот очевидный факт директор Booz Allen Hamilton Сьюзен Кэлвейт (Susan Kekweit), заявившая о том, что принципиальная исчерпанность картографического подхода стала уже очевидным фактом: «Карта перестала быть нашей концептуальной парадигмой» (the map is no longer our conceptual paradigm).

Эта точка зрения в ходе вебинара была поддержана неоднократно и воспринималась как само собой разумеющееся. «Выйти за пределы картографической ограниченности, чтобы осознать взаимосвязь между поведением людей в пространстве и во времени», цитировалось в этой связи мнение доктора Майкла Гудчайлда (университет Калифорнии в г. Санта Барбара).

Интересно, однако, что тезис о смене научной парадигмы в географии, а не просто о технологических инновациях, нов для США и впервые был озвучен лишь 2 ноября 2010 года, в известном выступлении директора NGA Летиции Лонг на GEOINT-симпозиуме. В настоящее время он ясно и, как правило, дословно повторяет тезисы, сформулированные в России ещё в 2007 году и озвучивавшиеся на мероприятиях по Неогеографии регулярно начиная с 2008 года.

В чём особенности происходящих в американском GEOINT-сообществе изменений?

Насколько США опережают остальной мир в введении новых подходов ad hoc, настолько отстают в теоретическом понимании сути вопроса. Это отставание осознано, и в последние месяцы стало интенсивно навёрстываться.

Конечно, парадигма в географии изменилась, и смена эта носит фундаментальный, общекультурный характер, изменяя на предельно глубоком уровне сам характер бытия человека в мире — не случайно одними из первых отметили важность происходящего именно философы.

Разумеется, при всей важности расширения предметной области географии за счёт Human Geography, отмеченного Летицией Лонг, невозможно видеть суть новой парадигмы только лишь в этом. Human Geography – лишь одна из преходящих метафор, обозначающих появление принципиально новой оппозиции: «общегеографический контекст — ситуационный контекст», пришедшей на смену инспирированной именно картографическим методом оппозиции «стратегическое — тактическое».

Human Geography – не единственная динамическая составляющая новой географии; можно вспомнить в этой связи, например, проблему Space Situational Awareness, которая фактически является ничем иным, как Satellite Geography. Общее в них — появившаяся отныне возможность работать с локализованной в пространстве и во времени информацией, не редуцированной какими-либо условностями, и в первую очередь, картографическими.

Поиск новой «нормали» неизбежным образом потребует от американского GEOINT-сообщества выработки ясной дефиниции нового метода, пришедшего на смену методу картографическому — метода неогеографического. В англоязычной культурной среде такое определение пока что отсутствует, зато уже давно имеется в России.

Впрочем, уже ясно и в США, что суть нового метода — в прекращении раздельного существования практик исторического (темпорального) и пространственного анализа информации и появлении нового подхода, позволяющего анализировать локализованные в пространстве и во времени процессы любой природы.

Уже произошедшая революция в области географии намного более глубока, нежели любые «нанотехнологии». Процесс адаптации новой парадигмы открывает перед всем миром и перед нашей страной новые, уникальные возможности. Удастся ли воспользоваться ими, покажет ближайшее будущее.

© "Неогеография" 2007-

Top Desktop version